Административное право или, административная повинность?

Автор Агентство "Витязь". Рубрика Нарушения прав человека

Решил как-то автор этой публикации взять на себя смелость, и опубликовать задачку, взятую из произведения братьев Вайнеров «Город принял». Предложил ее решить адвокатам и судьям. А сам рискнул продумать собственный вариант продолжения событий.

Итак, ситуация следующая: следственно-оперативная группа прибывает в районный отдел милиции города Москвы. В составе группы Станислав Тихонов, старший инспектор отдела УМУР ГУВД, Юрий Одинцов, младший инспектор-кинолог старшина милиции, Александр Задирака, водитель оперативной машины сержант, Маргарита Ушакова, дежурный судебно-медицинский эксперт по городу Москве, следователь капитан Анатолий Скуратов.

В отделе сидит трое подвыпивших граждан. Еще один, по фамилии Овечкин, злобно зыркает на них глазами, Присутствуют также и два свидетеля. Овечкина обвиняют в том, что он один напал на троих подвыпивших, приставал к ним и даже избил. И два свидетеля это подтверждают. Тут мы и задаемся вопросом: а как дело повернулось бы у нас?

Рискнули мы изложить свою версию: Итак, у нас имеется гражданин Овечкин и трое потерпевших, получивших по мордам. Имеется два свидетеля, один из которых прямо показывает на Овечкина, как на участника драки, бившего всех троих.

Что остается полицейскому? Запротоколировать показания свидетелей, потерпевших и Овечкина. Затем, дело передать в административный суд. Затем в суде:

– Встать, суд идет! Потерпевшие, вы подтверждаете свои показания?

– Подтверждаем!

– Свидетель, распишитесь за ответственность за дачу ложных показаний. Вы клянетесь?

– Клянусь! Зуб даю!!!

– Вы подтверждаете свои показания, данные на протокол?

– Подтверждаю.

– Овечкин, вы признаете вину в совершенном мелком хулиганстве и причинении вреда здоровью в отношении граждан потерпевших?

– Нет, не признаю!

Суд удаляется, суд возвращается. Оглашается постановление:

– Судом установлено оскорбительное приставание к физическим лицам, осквернение жилых помещений и другие подобные действия, выражающие неуважение к окружающим, нарушающие общественный порядок и спокойствие физических лиц. А также умышленное причинение легкого вреда здоровью. Овечкин не признался, чтобы уйти от ответственности. А в протоколе есть его подпись. Вот она! Вот она, Овечкин!!! Овечкину назначается наказание 10 суток административного ареста. Уведите Овечкина!!!

Постановление подлежит немедленному исполнению, хотя по презумпции невиновности Овечкин невиновен. Овечкин и не подаст апелляционную жалобу. Хотя, даже если и подал бы, было бы так:

– Отмене подлежат Постановления, вынесенные с нарушением норм материального и процессуального права. Такого права нарушено не было. Так что оставляем постановление в силе. Тем более, что вы, Овечкин, уже ели в спецприемнике, и наели государственных денег как минимум за 5 суток.

Конечно, это все утрировано, но результат, по-нашему мнению, был бы именно таков. Для объективности, мы описали ситуацию Восточно-Казахстанскому областному суду. Именно ситуацию, а не конкретное дело, потому что дело давнее – произведение опубликовано в 1978 году. Итак, запрос:

«Прошу дать комментарий по следующей теме: Задержанный О. обвиняется в совершении административного правонарушения в отношении троих граждан: причинение вреда здоровью и грубое приставание в общественном месте. Сотрудники полиции, кроме оформления протоколов, больше никакой работы не выполнили. И направили дело в административный суд. Имеются два свидетеля, один из которых прямо указывает на О., как на лицо, избившего троих потерпевших. В протоколе имеется подпись О..

Прошу прокомментировать:

1. Каковы будут действия административного суда в случае непризнания вины О.?

2. Каково может быть наказание О. при отсутствии алкогольного опьянения, отсутствии смягчающих обстоятельств?

3. Будут ли судом выясняться мотивы совершенного правонарушения и направляться дело на дополнительный сбор материалов?

4. Будет ли законным судебный акт, вынесенный только на основании указанных доказательств?»

Нам обычно перезванивают, если что-то неясно, прежде чем дать ответ. И дела-то такого нет и в помине! Тут надо разобраться в подходах к работе – действительно ли соблюдаются права человека при административном производстве? А тут на тебе – нам дают такой ответ: «Поскольку Ваш запрос касается конкретного дела, оставляю его без рассмотрения». А какого такого конкретного дела запрос касается? Мы никакого дела не затрагивали.

В общем, граждане, ситуация вырисовывается хуже некуда: адвокаты не стали решать задачу, суды не вникают в суть запроса. Полицейских мы даже и спрашивать не стали – знаем их старательность по делам. Значит, результат мы определили верный?

А теперь обратимся к произведению. Дежурный у Овечкина изъял, как он выразился, нож-финку. Который на поверку оказался сувенирным ножом для резания бумаги. Капитан Скуратов оказался равнодушным «следаком»:

–… дело ясное, как репа. Чистая «хулиганка», двести шестая, часть вторая. Их надо отправить в КПЗ, а дело возбудит завтра райотдел…

А вот Тихонов наоборот, решил узнать истину:

– Это не чистая «хулиганка», – сказал медленно Тихонов. – И не все тут ясно, как репа…

Для начала он предложил помириться. Сегодня Овечкину тоже стали бы «втюхивать» услужливого медиатора, дабы он мог примирить и восстановить душевное равновесие четверых граждан. Но, Овечкин и не думал мириться:

– Я не хочу!.. И прощения… у этой шпаны… просить… не буду!.. И мириться… не желаю!..

Терпеливо, не спеша, будто и не ждет его суточное дежурство по городу, Тихонов начал строить защитительную позицию этого тощего дерзкого Овечкина.

И выяснилось, что «троица» сначала приняла первую дозу спиртного в магазине за углом, добавили в кафе, а перед этим «беленькую» приняли – бутылку на троих.

«Овечкин напряженно глазел в дверь, и от ожидания справедливости, которую здесь на его глазах медленно сотворял Тихонов, его сотрясала мелкая, противная дрожь, а его спарринг-партнеры трезвели на глазах, переталкивались на лавке, о чем-то шептались.

Распахнулась дверь, и вслед за милицейским сержантом в дежурку вошли молодые люди – мужчина и женщина, оба с испуганными, обескураженными лицами; как символ своей беспомощности и обнаженности мужчина держал в руках разбитые очки в толстой оправе.

…женщина крикнула придушенно:

– Они! Все эти трое! – и обессиленно заплакала.

Мужчина дрожащими руками пытался приладить очки, но у него ничего не получалось, и он слепо поводил глазами по дежурке, пытаясь что-то разглядеть и сориентироваться.

– Эти мерзавцы приставали на бульваре к девушке, и мой муж сделал им замечание. Тогда они сбили с него очки и пинали его ногами! У него минус восемь, он без очков слеп, а они хохотали и играли в футбол его шапкой…

– Ай, босота, ай, пьянчуги! – сокрушенно кивал головой дежурный. – Сами хлеба не стоят, а еще вино пьют…

Тихонов сказал ему:

– Сейчас привезут буфетчицу из столовой в Ананьевском переулке – это все по их маршруту. Там они тоже набезобразничали, выбили витрину. И вот только около «Урана» решили помериться силами с Овечкиным. Втроем с одним, да, видать, тут номер не прошел. – И повернулся к нам: – Поехали, они теперь тут сами разберутся».

Вот так вот читатели! Вот так должна работать НАСТОЯЩАЯ полиция. И вот так должен разбираться НАСТОЯЩИЙ суд, если до него дело дойдет. А не укатать Овечкина под арест или штраф, дабы пополнить бюджет. И только тогда можно будет с уверенностью сказать: правовое государство состоялось.

Комментарии

Светлана

|

Я в шоке. Думала его сразу посадили а он еще и умудрился дальше свои дела продолжить. Таких пожизненно надо закрывать. Чтоб люди не страдали. Скольких же он обманул. Пальцев не хватит пересчитать.

Опросы

Как мой сайт?

Посмотреть результаты

Loading ... Loading ...